Мастер всех дел Дед Корел. Как под Архангельском празднуют Новогодие

Дед Корел — хоть и не такой всемогущий, как главный и всем известный Дед Мороз, но все же тоже волшебник. Создатели вложили в Деда Корела образ жителя северной деревни, в атмосферу которой погружаются посетители музея деревянного зодчества «Малые Корелы». Зимой здесь и правда словно попадаешь в сказку.

«Дед Корел, как мы говорим, мастер всех дел. Кроме традиционного Деда Мороза он у нас в музее главный новогодний персонаж», — объясняет советник директора музея деревянного зодчества «Малые Корелы» Юлия Петрова.

Это один из старейших в России музеев под открытым небом и самый большой в стране. Название через букву «о», не через «а» — по имени деревни, рядом с которой расположился музей.

«Иногда возникает путаница, но наши Корелы именно Корелы, по-поморски, — объясняет заведующая отделом этнографических программ и массовых мероприятий музея Юлия Волова. — Ну и Дед, соответственно, Корел».

Хранитель народных традиций

Часть строений расположена на холмах: синеватый снег на деревянных куполах и высоких елях почти сливается с серо-сизым небом, и постройки словно парят в воздухе. Музей находится практически в лесу — среди деревьев можно слегка поблуждать. Летом здесь собирают чернику и грибы.

В Корелах можно спрятаться от лютого северного ветра. С холма деревянные лестницы ведут в долину, где обычно ни одна веточка не шелохнется.

В музее почти сотня памятников деревянного зодчества XVI–XX веков. Они находились в разных деревнях Архангельской области, порой уже заброшенных. Церкви, колокольни, часовенки, но не только. В собрании музея есть девять мельниц, множество добротных северных крестьянских даже не домов, а целых усадеб, плюс амбары, колодцы.

Дед Корел — не просто житель, это работящий поморский мужик, который хранит народные традиции и знает все премудрости крестьянского труда. Об этом все новогодние праздники посетителям рассказывают на экскурсиях и мастер-классах.

С Дедом Морозом Деда Корела «роднит» окладистая борода, но не такая седая и длинная.

Дед Корел Ирина Скалина/ТАСС

Дед Корел

© Ирина Скалина/ТАСС

«Чтобы работать не мешала», — поясняет Юлия Волова.

Одет он, как было принято лет 100−130 назад в поморских деревнях, в рубаху, жилетку-душегрейку, штаны, заправленные в валенки, на голове неизменный картуз.

Сначала он был нарисован для детских раскрасок, а примерно шесть лет назад появилась ростовая кукла. Причем не только Деда Корела, но и его Хозяйки дома — поморской жёнки. На жёнках, как обычно называли замужних женщин побережья Белого моря, обычно держался весь дом. Мужчины надолго уходили в море на зверобойный промысел и рыбную ловлю.

Козули поморские и лешуконские

На Рождество женщины в Поморье пекли особое обрядовое печенье — козули. В разных местах беломорского побережья этим словом называли разнообразную выпечку. Архангельск знаменит своими архангельскими козулями — фигурным печеньем из теста с большим количеством пряностей, расписанным сахарной глазурью.

В музее учат печь более скромные на вид, но не менее интересные козули — поморские и лешуконские.

«Лешуконские козули бытовали в деревнях Лешуконского района и по берегам реки Мезень, — объясняет замзавотделом этнографических программ и массовых мероприятий Ольга Знатных. — Это витое «сканое» ржаное тесто. Тесто очень простое — там только мука, соль и вода. Из него скатывают длинные жгутики, из которых выкладывают различные фигурки животных».

Фигурки в основном животных рогатых: коров, барашков, коз — это одно из объяснений, почему «козуля», — и северных оленей. В тех местах соседями поморов были ненцы, и олени считались обычными домашними животными. Еще были приняты козули в виде фигурки женщины в «рогатом» головном уборе.

«Женский рогатый головной убор считается символом плодородия, как и фигурка рогатого животного», — уточняет Ольга Знатных.

Традиция печь козули очень давняя, возможно еще с языческих времен, которая трансформировалась в рождественскую. Пекли их во время поста, сдобное тесто было делать нельзя, но печенье пытались изготовить как можно эффектнее. Сначала фигурки на деревянных досках выносили на мороз.

© Ирина Скалина/ТАСС

«Хозяюшки хитрили: ведь если долго козульку выморозить, то при выпечке она получается не темного ржаного цвета, а такого, знаете, сероватого, как будто она из белой муки грубого помола. Белая мука была дорогая, пшеница в северных районах не растет, ее надо было покупать, и такая хитринка была», — улыбается Знатных.

Но и это еще не все: с мороза фигурки отправлялись в горячую печь, но всего на две-три минуты. Потом их доставали, обдавали кипятком и отправляли допекаться. В итоге козули получались гладкими и блестящими, но жесткими, как соленые сухарики. Зато хранились долго.

«И лакомство предназначалось все-таки для молодежи и детей — как раз по их зубам. Но если печка хорошо раскалена, она жаркая и туда посадить козули и их выпечь быстро, они сразу зажариваются и внутри остаются мягкими. По опыту знаю, — добавляет Ольга. — Мои дети такие очень любят».

Козулей пекли очень много — их потом дарили с пожеланиями добра и всех благ. Обязательно одаривали христославщиков и колядовщиков, причем козульки ценились у них даже больше, чем деньги.

«Даже есть такая фраза в колядках, что нам не дарите деньги, подарите нам козульку рождественскую», — рассказывает Знатных.

Если колядовщиков количество подаренных печенюшек устраивало, они пели в ответ благопожелательные песни. Но если хозяйка поскупилась, то песни ей предназначались корительные, а темным вечером недовольные могли и во дворе побезобразничать: разбросать поленницу, залить водой дверь и тропинки.

© Ирина Скалина/ТАСС

Поморские козули — это тоже обрядовое печенье из ржаной муки, воды и соли, но объемное. Фигурки больше напоминают глиняные игрушки, чем пряники. Пекут тоже в основном всякую рогатую живность, но не только.

«Очень интересная есть фигурка — птичка, уточка. Она лепится из одного кусочка. Птичку вылепляют — формируют в виде конуса, а потом из хвостика у мамы вырезают треугольнички, формируют хвостик и крылышки, а из этих маленьких кусочков делают маленьких утяток, которых высаживают ей на спинку. Из одного кусочка — и мама, и деточки. Когда детям рассказываешь и показываешь, они в полном восторге от этой уточки», — говорит Знатных.

Объемную козулю тоже вымораживали и ставили не в очень жаркую печь. Иначе фигурка могла треснуть.

Все эти секреты гостям музея показывают и рассказывают на новогодних мастер-классах с настоящей русской печкой в настоящем поморском крестьянском доме.

Лисы и ледяная карусель

Дед Корел с жёнкой, конечно, ставят елку. В этом году у них появились помощники — две лисы, которые поселились в разных секторах парка.

© Снимок с видео Ирина Скалина/ТАСС

«Они посчитали нашу территорию своим жизненным пространством, своими угодьями. И теперь даже почти не выходят за пределы музея. Кстати, пищу себе они сами прекрасно добывают. Заодно и музей от мышей избавляют», — рассказывает сотрудник музея Павел Тучин.

Рыжие людей не боятся, позируют посетителям, иногда дерутся с местными кошками, сотрудников музея сопровождают во время обходов, почти как собаки.

«Даже елку помогали наряжать!» — смеется Юлия Петрова.

© Ирина Скалина/ТАСС

В дни Новогодия Дед Корел встречает гостей в том числе и у этой елки. Особенно радуется, когда в Малые Корелы приезжают семьи с детьми: не жалея времени, и с детишками поиграет, и сделает фото на память. Для гостей Дед Корел предлагает с ветерком прокатиться на лошадях, а еще строит ледовую карусель. В центре замерзшего озера устанавливается столб, к нему прикрепляются сани, которые кружатся по гладкому льду.

«Мы очень надеемся, что погода нам позволит сделать эту ледяную карусель. Главное, чтобы не было оттепели», — надеется Юлия Волова.​

Ирина Скалина

Фото: © Ирина Скалина/ТАСС

www.pitert.ru

Яндекс.Метрика