Беби-тур: для чего китаянки едут на Запад

Источник: Reuters

С каждым годом число китайских туристов, выезжающих за рубеж, растет. При этом жительницы Поднебесной отправляются за границу не только за впечатлениями и люксовыми сумками, но еще и за детьми «иностранного производства». На фоне действующего в КНР запрета на использование национального банка спермы незамужними женщинами, услуга оплодотворения силами зарубежных доноров становится всё более популярной. При этом решившие добровольно стать матерями-одиночками китаянки предпочитают, чтобы отцами их детей были люди кавказских или европеоидных кровей, а вовсе не азиаты, даже если такая опция доступна.

Ишь чего девки удумали

Читайте также

В начале года в поле зрения китайских соцсетей попала ныне 28-летняя китаянка Алан Чжан (Алан — псевдоним): отчаявшись найти мужа, девушка решила родить для себя и выступила в интернете с просьбой о донорстве. К нынешнему моменту на ее призыв никто не откликнулся, но зато усилиями Чжан родилась неправительственная организация «Разнообразие семьи», ратующая за отход от догмы о том, что ячейка общества — это непременно «мама, папа, ребенок».

— В Китае немало женщин, которые не выйдут замуж и потому не смогут выполнить свою фундаментальную биологическую миссию. Но я чувствовала, что должен быть другой путь, и я его нашла, — поведала на днях журналистам South China Morning Post еще одна китаянка — 39-летняя Сяогунчжу (это ник, используемый ею в соцсетях), уже ставшая в отличие от Чжан матерью-одиночкой.

Сяогунчжу — одна из редких незамужних китаянок, открыто (не считая нежелания называть настоящее имя) признавшая: ее 9-месячный малыш Оскар — плод удачной поездки в калифорнийский банк спермы.

При этом таких, как она, женщин, познавших радость материнства без замужества и даже личного знакомства с отцом ребенка, в Китае отнюдь не единицы.

Без полной семьи — неполное счастье

Читайте также

В результате существовавшей несколько десятилетий политики ограничения рождаемости (ее самым известным проявлением был лозунг «Одна семья — один ребенок») в КНР сложился серьезный гендерный перекос. Традиционное поверье, что сын куда лучше дочери, привело к настоящему переизбытку мужчин. От девочек в утробе зачастую попросту избавлялись (потому, кстати, позднее в Китае врачам запретили сообщать будущим родителям пол ребенка). И как итог — численность китайских мужчин сейчас на 40 млн превышает количество женщин.

Казалось бы, при таком раскладе никакого дефицита женихов для китаянок быть не должно. Но если с количеством проблем действительно не было и нет, то с качеством подросших, но оставшихся избалованными «маленьких императоров» возникли вопросы. И немало девушек в Китае XXI века расхотели выходить замуж в принципе. С 2014 года число разводов уверенно росло, а количество браков стремительно падало: уже в 2018 году, по данным министерства гражданской администрации КНР, на каждую тысячу человек приходилось всего семь брачующихся.

При этом, однако, китаянки не расхотели иметь детей. Но это простое человеческое желание в КНР неизменно вступало в противоречие с государственной политикой — власти всегда последовательно пестовали модель полной семьи и никогда не поощряли рождение внебрачных детей. И даже наказывали за нагулянного отпрыска. До 2016 года матери-одиночки были лишены права получить на своего ребенка так называемый хукоу — документ, схожий по сути с советской пропиской, дающий право на бесплатный детский сад, школу и поликлинику.

Максимальное затруднение внебрачного деторождения было одной из мер ограничения рождаемости. Добрачные связи не поощрялись в принципе, а если в итоге появлялся ребенок, это всегда считалось серьезным проступком, за который запросто могли наказать и мужчину, если его отцовство удавалось установить.

Василий Кашин

китаист, Института Дальнего Востока

Без поддержки отечественного производителя

Статья

В последние годы, осознав, что ограничение рождаемости обернулось проблемой старения населения, китайские власти стали постепенно сбавлять обороты в демографической политике. Несколько лет назад отдельным категориям граждан было законодательно позволено завести второго ребенка (до этого семьи платили за второго отпрыска «вне квоты» существенные штрафы). В последние пару лет правительство и вовсе перешло от запретов в сфере деторождения к поощрению рождаемости.

Но упор на семейные ценности и незыблемость полной семьи остался в силе.

С учетом того, что в Китае насчитывается около 40 млн человек с бесплодием, банки спермы приобрели в стране огромную популярность. Забавно, к слову, что в прошлом году один из донорских центров в Пекине добавил в список условий для «вкладчиков» биоматериала (которым и так нельзя быть лысыми и иметь генетические заболевания) еще одно необычное условие с чисто китайской спецификой. Всех доноров обязали «любить социалистическую родину, поддерживать руководство Коммунистической партии, быть верными делу партии и порядочными, законопослушными, а также свободными от политических проблем». Это примечание вызвало много недобрых шуток в китайских соцсетях и западных СМИ.

Но совсем не смешным оказался тот факт, что доступ к банку спермы в Китае имеют лишь официально женатые пары. Незамужним китаянкам, независимо от их финансового благосостояния, вход в это учреждение заказан.

И те, кто оказался посостоятельнее, стали решать проблему за рубежом — в иностранных банках спермы.

— Мы не раскрываем точных цифр, но это правда, что доля китайских клиенток, обращающихся за помощью к донорам спермы за пределами Китая, быстро увеличивается, — сказал в разговоре с «Известиями» исполнительный директор базирующейся в Дании и США компании Cryos (частный банк спермы и яйцеклеток) Петер Реслев. — Отчасти это связано с местным законодательством, поскольку одинокие женщины и гомосексуальные женские пары не имеют доступа к такого рода процедурам в Китае и вынуждены обращаться на «серый рынок», то есть искать доноров через друзей и социальные сети, или выезжать за границу за проверенными донорами без венерических заболеваний и генетических болезней.

Один из самых любопытных фактов — попадая за границу, китаянки, отдающие за «ребенка из пробирки» минимум 200 тыс. юаней ($28,5 тыс.), редко делают ставки на отечественных «производителей».

Но не потому что этнических китайцев в зарубежных банках спермы нет, хотя их действительно немного — один человек на сто доноров.

В Cryos, как рассказал Петер Реслев, доноры преимущественно либо датчане, либо американцы, хотя встречаются и представители других национальностей, поскольку в Дании или США, где у Cryos есть лаборатории, живут, работают или учатся многие иностранцы.

Наибольшей популярностью пользуются доноры-кавказцы. А вообще ребенок со смешанной этнической принадлежностью считается в Китае престижным.

Петер Реслев

исполнительный директор Cryos (частный банк спермы и яйцеклеток)

С ростом в КНР таких явлений, как феминизм и финансовая самодостаточность женщин, и при сохранении гласных и негласных ограничений на материнство в одиночку можно предположить, что число маленьких полукавказцев и других «полукровок» будет медленно, но верно расти.

«Mail.ru Новости»

Яндекс.Метрика