На прополку, господа! Что такое агротуризм?

Впервые слово «агротуризм» прозвучало на очень давнем съезде фермеров. Потом повторялось на других фермерских сходах, всплывало в разговорах на полях и скотных дворах и просто на междусобойчиках. Это было время, когда сами фермеры становились новорожденным классом аграрной России и с легкой подачи тогдашних политиков, прозванных «младореформаторами», обещали «накормить всю Россию». А заодно сделать российскую деревню процветающей, «как на Западе».

По-французски, по-кибуцки

В «процветание» включили и развитие агротуризма. И поехали перенимать опыт в иные страны-государства… Вояжи помогли определиться с понятиями.

Из всех европейских стран, где агротуризм обрел некую «массовость», еще в 1960-х годах выделилась Франция. В 1971 году в этой стране была создана ассоциация «Туризм в сельской местности», координирующая организацию агротуризма в национальном масштабе.

Через какое-то время число французов, отдавших свое предпочтение отдыху в сельской местности, перевалило за 8 миллионов. Кроме своих, на здешние фермы нагрянули иностранцы — немцы, англичане, бельгийцы, голландцы.

Правда, финансовая выгода от этих потоков была не так уж и велика — меньше 10% в общем доходе от туризма. Но при этом заметно оживилась предпринимательская активность в сельской местности, увеличился спрос на социальные услуги, активизировался сбыт сельхозпродукции.

А вот к самому сельскому труду среднестатистический турист особого интереса не проявил. Из окон автобусов поля с колосящейся пшеницей лицезрел, коровками на бескрайних лугах любовался и даже мастер-класс по правильному сбору винограда проходил, но все же предпочел пассивный отдых, всякого рода прогулки да купание/загорание на берегах озер…

Обозрев все это, наши фермеры, конечно, впечатлились, но расценили трезво: «Не потянуть! С чисто финансовой точки зрения!». Это во-первых. Во-вторых: «А кто работать будет?».

Агротуризм «по-российски» виделся так. Приезжает в фермерские владения некая группа товарищей. Им предоставляется гостевой домик, банька и, если хотите, площадка для приготовления шашлыков. Для любителей порыбачить — речка/пруд/озеро. Но с утра пораньше — пожалуйте на поле в три гектара. Свеклу полоть, сено ворошить… Хотели сельской романтики? Вот где ее в избытке! Кстати, своими ручками корову подоить — тоже о-очень романтично.

Тут уже наши фермеры ориентировались на другой зарубежный опыт. На израильские кибуцы. И ничего, что кибуц по сути своей сельскохозяйственная коммуна, по нашему — колхоз, а фермеры — частники, «кулаки». Тем не менее отработанная в израильских «колхозах» система волонтерства заслуживала, по мнению наших новоиспеченных «кулаков», внимания и подражания.

Как ни крути, а волонтеры для кибуцев прежде всего почти бесплатная рабочая сила. Трудятся, по сути, за жилье и пропитание, зато получают отличную возможность и хорошо отдохнуть, и попутешествовать по окрестностям. Ну чем не агротуризм?..

«Не нужен нам берег турецкий…»

Те, кто пришел «в фермерство» с колхозно-совхозных полей, не распылялись: тут я землю пашу, а тут туристов принимаю. Просто — пахали, сеяли и коров доили, производя товарную продукцию. Фантазиями на тему агротуризма больше всего страдали так называемые асфальтовые фермеры. Это были горожане, в какой-то момент круто изменившие свою жизнь — покинувшие городские квартиры и с первого колышка начавшие строить «светлое будущее» постсоветской деревни.

Сами по сути своей романтики, ею, сельской романтикой, они хотели осчастливить весь мир. И призывали оставшихся в городе друзей-товарищей ехать в отпуск вместе с детьми не на берег турецкий, а в их фермерские «поместья». Где подрастающее поколение, возможно, в первый раз увидит настоящую корову, козу и курочку с петухом.

На память приходит одна трудолюбивая фермерская семья из «асфальтовых», возжелавшая однажды продемонстрировать журналистам вариант агротуризма «а-ля кибуц» в Ленобласти.

Хозяева позиционировали свою ферму как «экологический объект». Выращивали картошку и овощи в открытом грунте без применения пестицидов/гербицидов. Нет «химии» — нужна ручная прополка. Вот ею и занимались приехавшие к фермерам агротуристы. Дюжина туристов и без малого дюжина журналистов — рабсила в сборе!

Ну не сказать, чтобы пишущая/снимающая братия сильно тогда перетрудилась. Ну да, пару-тройку сорняков из борозды выдернули, но больше внимали хозяевам. А те поведали, что туристы приехали ровно на две недели. Дорога — за свой счет (волонтеры в кибуцы тоже за свой счет едут), рабочий день — с 8.00 до 12.00. Дальше — двухчасовой перерыв и еще три часа работы. Потом — шашлык, вечерняя зорька для любителей рыбалки, кому надо — банька, настоящая, русская, с вениками. Мог нарисоваться еще дед с баяном — массовик-затейник из местного ДК.

На выходные дни — нам показали расписание — были четко расписаны экскурсионные поездки в Петербург и по окрестностям Ленобласти. Транспорт — фермерская пассажирская «Газелька» со всеми необходимыми для эксплуатации документами.

Ах, да! Важный момент: утром и днем трапезничали туристы вместе с хозяевами. На стол подавали: молоко и прочий молочный продукт со своей мини-фермы (10 коров, 15 козочек), куриные яйца со своего птичьего двора (куры, утки, гуси, индейки). В хозяйстве были еще свиньи и несколько овец.

Жили туристы в деревянном доме, очень похожем на утепленный домик-барак в пионерском лагере (на поверку почти так потом и оказалось). Журналистов же на пару ночей поселили на первом — отстроенном и благоустроенном — этаже будущего гостевого дома. И все мы, участники того давнего пресс-тура, дружно отчитались перед своими читателями/зрителями об этой замечательной поездке, акцентировав внимание на том самом слове — «агротуризм».

И только спустя годы хозяйка-фермерша призналась мне «на ушко», что те агротуристы, якобы завернувшие в их хозяйство за сельскохозяйственной романтикой, были самыми что ни на есть родными родственниками ее и мужа. «Ты пойми, — откровенничала задним числом фермерша, — в нашу глухомань никаких туристов на работу (!!! — Т. М.) калачом было бы не заманить. Вот и придумали для СМИ маркетинговый ход…»

Этно-, гастро- деревенский

Кто, что и как придумывал, пусть останется на их совести… Тем не менее первая Всероссийская сельскохозяйственная перепись 2006 года отметила Ленобласть как регион, активно занимающийся агротуризмом. Вторая сельхозперепись — 2016 года — уже внесла ее в перечень регионов с развитым агротуризмом.

Вообще 2016-й был переломным в истории внутреннего туризма. Вспомним: после авиакатастрофы над Синаем Россия «закрыла» Египет. Потом — Турцию… И всем туроператорам было рекомендовано продвигать внутренний туризм, выделив агротуризм в особое направление.

Вскоре и отчеты из регионов пошли. По популярности на первом месте оказались экскурсии на фермы — к коровкам, птичкам, на пасеки. И к сыроварам. «Массовость» таких экскурсий обеспечивали юные туристы. Ради детского интереса и ехали на фермы целыми семьями.

В перечень агротуров попали «именные» праздники с сельскохозяйственными ярмарками вроде Дня волосовской картошки у нас, в Ленобласти, и нашего же Дня белого гриба в Лодейнопольском районе. С агротуризмом почему-то связали и этнографические сельские праздники, коих по всей России проводится очень много…

А тем, кто хотел простого сельского отдыха, предлагали пожить в настоящих деревнях в гостевых домах. К месту жительства прилагались все радости сельской жизни (грибы/ягоды, рыбалка, охота…) и, конечно, возможность — «Раззудись плечо! Размахнись рука!» — попробовать себя в крестьянско-фермерском труде. Однако плечо у расслабившихся на свежем воздухе горожан «зудеть» не хотело. Отдых есть отдых.

Эксперты по недвижимости выяснили: гостевые дома функционируют в 130 хозяйствах Ленобласти. Они разные. Полностью благоустроенные и с удобствами на улице. Дорогие по предложенным услугам — часто дороже десятидневного отдыха в Турции. И совсем дешевые, где рискнут остановиться разве что любители экстремальной экзотики. Однако регулярно востребована лишь четверть. И в основном те, которые находятся недалеко от города — не дальше 60 километров. Но и это тоже именуется агротуризм.

Так что же все-таки понимать под этим словом? В понятиях путаются даже представители туриндустрии. Что неудивительно — слишком молодое это направление. Сельский, деревенский, природный, «зеленый», этнический, гастрономический — лишь малая часть терминов, которые считаются синонимами.

И — да! Еще, конечно, фермерский. Хотя большинство наших фермеров имеют к агротуризму отношение лишь опосредованное.

— Основной интерес фермера, решившего им заняться, — в создании дополнительного источника дохода для поддержания рентабельности своего хозяйства. Многие со временем могут войти во вкус и выделить его в отдельное направление, доход от которого может быть сопоставим с самой фермерской деятельностью, — таково мнение директора проекта «АгроЭкоТуризм России» Михаила Мизина.

На практике же войти «во вкус», позволить себе такое хобби (для начала именно хобби), как агротуризм со всеми его синонимами, — могут только большие, крепкие, уже состоявшиеся фермерские хозяйства. А таких у нас, увы, немного…

Фото:Гавриил ГРИГОРЬЕВ/ТАСС

www.pitert.ru

Яндекс.Метрика