Не снижая накала. При Зеленском продолжат декоммунизацию

Украинский институт национальной памяти определил приоритеты работы на ближайшие пять лет, рассказал на пресс-конференции 23 декабря его новый глава Антон Дробович. По его словам, такими приоритетами станут: продолжение работы по декоммунизации, усиление работы с учебными заведениями, усилия на международной арене по признанию Голодомора геноцидом украинского народа, а также «противодействие российской агрессии».

«Огромная часть по декоммунизации — это создание архива репрессивных органов. На следующий год на создание архива выделено чуть более 50 млн грн. (около 133 млн руб.) Общая стоимость этого архива 550 млн грн. (около 1,4 млрд руб. — Ред.) около На данный момент выделено помещение площадью около 10 тыс. кв. м, которое позже увеличат до 19 тыс. кв. м. И это будет один из крупнейших открытых документальных архивов репрессивных органов в Европе», — заявил Дробович.

При этом он рассказал, что будет продолжено сотрудничество с , а именно — со школами и университетами.
«Это касается борьбы с дезинформацией, с мифами, которые нам пытаются щедро сюда поставлять наши противники. Мы усилим, в том числе, содействие изданию таких материалов, как, например, очень известная книга Сергея Громенко о 250 лет российских мифов, касающихся истории и т.п. Мы видим последние заявления президента РФ о каких-то мнимых исконных землях, которые существуют в сознании политического руководства . Для борьбы с такими заявлениями должны быть усилены качество исторической науки, соответственно, активизированы усилия по развитию критического мышления, и публикация и распространение достоверных данных, исторически верифицированных материалов, которые будут развенчивать подобные вещи», — рассказал он.
Такие заявления могут расстроить электорат президента , который наделся, что с новой властью декоммунизация на  будет свернута, а сэкономленные на этом деньги будут направлены на решение более актуальных проблем.

Что касается профессиональных историков, то их наверняка заинтересует информация о создании специального архива репрессивных органов. Что-что, а работать с архивами птенцы гнезда Вятровича работать умеют превосходно.

Подчищая и исключая

Украинский институт национальной памяти как центральный орган исполнительной власти был создан в 2014 году после победы Майдана. Ранее он был лишь научно-исследовательским учреждением, а до этого — с 2006 года — центральным органом исполнительной власти со спецстатусом.

После Майдана 2014 года институт возглавил Владимир Вятрович — историк-националист. Спустя некоторое время профессиональные историки забили тревогу.

«В мае 2015 года украинский президент подписал закон о передаче всех национальных архивов «советских репрессивных органов», таких, как КГБ и его правопреемница , в распоряжение государственной организации Украинский институт национальной памяти. Этот институт, под руководством молодого ученого Вятровича отвечающий за «реализацию государственной политики в области восстановления и сохранения национальной памяти украинского народа», получил миллионы документов, в том числе, информацию о политических диссидентах, о пропагандистских кампаниях против религии, о деятельности украинских националистических организаций, о разведывательной и контрразведывательной работе КГБ и об уголовных делах, связанных со сталинскими чистками. По закону об архивах (а это один из четырех «законов памяти», написанных Вятровичем), вроде бы благозвучные полномочия института это на самом деле прикрытие, призванное представить предвзятую и одностороннюю точку зрения на современную украинскую историю, которая может сформировать траекторию движения страны», — писал в своей статье для Foreign Policy .

Он цитировал профессиональных историков из Украины и стран Запада, которые были обеспокоены методами Вятровича и его сторонников.

«Ученые из его коллектива публикуют подборки сфальсифицированных документов. Я знаю это, потому что видел оригиналы, делал копии, а затем сравнивал их записи с оригиналами», — рассказывал американскому журналисту профессор российской и советской истории из Северо-Восточного университета Джеффри Бердс.

Так он охарактеризовал одну из книг расшифрованных документов, которая насчитывает без двух 900 страниц. Бердс назвал эту книгу «памятником чистке и словесным фальсификациям, в которой из документов удалены цены предложения и абзацы».

«Что удалено? Любые материалы с критикой украинского национализма, с выражением недовольства и проявлениями разногласий в рядах руководства (организации с таким названием запрещены в РФ — Ред.), разделы, где респонденты сотрудничали с властями и давали показания против других националистов, записи о кровавых злодеяниях», — отмечал Бердс.

В свою очередь канадский ученый украинского происхождения Марко Царинник заявил, что Вятрович также фальсифицировал записи в публикациях.

«Мне было трудно работать в архиве Службы безопасности Украины, когда им руководил Вятрович. У меня также есть доказательства, что Вятрович фальсифицировал исторические записи в своих публикациях, а затем искал различные поводы, чтобы не дать мне увидеть изобличающие его материалы», — отмечал он.

Кроме него на Вятровича жаловался и Джаред Макбрайд, работавший научным сотрудником в Институте Кеннана и в Мемориальном музее Холокоста в США.

«Когда Вятрович был главным архивариусом в СБУ, он создал цифровой архив, открытый как для украинских граждан, так и для иностранцев. Несмотря на эти положительные в целом действия, он со своей командой исключил из этого архива все документы, которые в негативном свете представляют ОУН-УПА (организации с таким названием запрещены в РФ — Ред.), в том числе, что касается их причастности к Холокосту и прочим военным преступлениям», — указывал Макбрайд.

При этом упомянутый в статье Коэна украинский историк Станислав Сергиенко, который также жестко раскритиковал Вятровича, позже пострадал он нападения украинских националистов.

Таким образом, когда преемник Вятровича говорит о работе с архивами, у профессиональных историков это может вызвать страх. Слишком уж хорошо там знают, как в Украинском институте национальной памяти умеют «работать» с архивами. Тем более, новым главой Государственной архивной службы Украины стал одесский историк Анатолий Хромов, который работал в Украинском институте национальной памяти во времена Вятровича

Борьба со своей историей

Когда стало известно о назначении Дробовича на пост главы УИНП, Вятрович не обрадовался. Он заявил, что это —«очередное неправильное кадровое решение правительства в гуманитарной политике».

«Это уже не ошибка, а разворот в другую сторону. В национальной памяти может не остаться места для Украины и украинцев», — заявил Вятрович.

Однако судя заявлениям Дробовича на пресс-конференции 23 декабря, Вятрович может гордиться новым главой УИНП. Ведь тот будет продолжать его политику. И не только в том, что касается декоммунизации.

«Это очень грациозный концепт. Мне он нравится, как ученому — деколонизация после декоммунизации. Он соответствует ретроспективной логике и взгляду на историю, а также преодолению проблем с историческим наследием и памятью. Но сначала нужно закончить декоммунизацию», — отметил Дробович.

Деколонизация — это борьба с прошлым юго-востока Украины, который начал заселяться при российских императорах. Фактически, все нынешние областные центры Украины появились в имперскую эпоху. И украинцы это прекрасно знают. В отрицании очевидного прошлая украинская власть доходила до курьезов. Так, «декоммунизируя» Кировоград, власти не решились вернуть ему историческое название Елисаветград, опасаясь, что это напомнит об основании города во времена императрицы Елизаветы Петровны. Что касается проникнутой имперским духом Одессы, то современные украинские историки пытаются доказать, что и до Екатерины II на месте, где находится современная Одесса, существовал если не город, то солидный населенный пункт. Упоминаются названия Хаджибей и Коцюбеев. От снования этого поселения националисты и сочувствующие им историки и предлагают отчитывать историю города, чем вызывают у большинства одесситов весьма нетеплые чувства.

Фактически, Дробович подтвердил, что со сменой власти гуманитарная политика на Украине не изменилась. Она отдана в ведение идейных националистов. А это, в свою очередь, означает не только усиление накала борьбы с прошлым, но и потерю президентом Владимиром Зеленским своего электората. Все-таки не для того жители юго-востока Украины голосовали за Зеленского, чтобы над их историей продолжили издеваться так же, как и при Порошенко.

Источник

Яндекс.Метрика