«Запомните, Россия — поднимется. И Севастополь — заберет!»: вспоминаем легендарную Анастасию Ширинскую

10 лет назад не стало одной из самых ярких представителей русской Бизерты. А её пророческие слова — сбылись.

В декабре 2009 года, 21 числа не стало Анастасии Александровны Ширинской, и русская Бизерта осиротела.

Остались ряды русских могил на христианском кладбище у площади Ролан Гаррос. Пришедшие в запустение и разрушенные в годы второй мировой войны, их затем почти уничтожили местные «хулиганы». Спасла Анастасия Ширинская, настоявшая на возведении высокой стены со стороны православных могил, и российское посольство в Тунисе.

Остался храм во имя св. благоверного князя Александра Невского, построенный в 1937-1939 гг., сбереженный заботами Ширинской и отремонтированный моряками Российского флота.

В те годы, когда приход опустел, Анастасия Александровна приглашала пастора Блера, чтобы он хотя бы раз в месяц в русской церкви проводил англиканские богослужения: власти мусульманского Туниса никогда не тронут христианскую святыню, если видят, что она нужна людям.

Фасад храма смотрит на Бизертское озеро. Там на кораблях Русской Эскадры 29 октября 1924 года был спущен Андреевский флаг.

Осталась крошечная, в одно окно комнатка на улице Пьера Кюри. На полках – тяжелые фолианты в старинных кожаных переплетах. На стене за лампадкой образ Спасителя. Почерневшая от времени доска сохранила следы гвоздей: часть серебряного оклада была сорвана в порыве революционного иконоборчества.

Все приходящие в этот дом обязательно пили чай с булками: таков закон русского гостеприимства, а законы не имеют временных или пространственных исключений.

Что-то невозвратимое навсегда исчезло с ее уходом. Знавшие Ширинскую звонили друг другу, передавая печальную весть, и в словах слышались растерянность и утрата. Людям казалось, что они потеряли нить.

Потеряли бы.

Если бы не преданность и любовь Анастасии Ширинской.

За немногие минуты общения она смогла передать нам трагедию русского Исхода, трагедию русских людей, покидавших любимую Россию. Когда за кормой угасали очертания милого берега, а впереди была гнетущая пустота и неизвестность.

Все было очень сложно на той жестокой войне. И у тех, и у других была своя правда, и каждая казалась им самой верной и самой незыблемой. Но сила и стойкость и тех, и других вызывают глубочайшее уважение. Ибо мы только внешне такие же. Мы — другие. И зачастую, увы, не со знаком плюс.

Теплым осенним вечером 2006 года Анастасия Александровна провожала нас с женой на крылечке, ей было уже тяжело спускаться вниз. Мы почти вышли на улицу, когда сердце дрогнуло, и я вернулся в дом. Мне показалось, что мы видимся последний раз.

Я вернулся и спросил: «Анастасия Александровна, а Россия – поднимется?» Ответ привожу дословно, и отвечаю за достоверность каждого написанного мной слова.

«Слава, если бы Вы знали, как много поздравлений прислали мне на мой день рождения! Из Владивостока, из Петербурга, из Севастополя! Это были письма со всей страны. Россия — это такая могучая сила! Запомните, Россия — поднимется. И Севастополь — заберет!».

Так было сказано мне в октябре 2006 года Анастасией Александровной Манштейн-Ширинской в дверях дома №4 на улице Пьера Кюри в Бизерте.

Анастасия Ширинская была упокоена на христианском кладбище в Бизерте, рядом со своим отцом, Александром Сергеевичем Манштейном, командиром эсминца «Жаркий». Её пророческие слова — сбылись.

Вячеслав Горелов

crimea-news.com

Яндекс.Метрика